Без рубрики

Дробиз о прилегающей территории

Минпромторг разработал новые правила определения границ территорий вблизи социальных объектов, на которых не допускается размещение объектов торговли и общепита, продающих алкоголь.

Как пояснили «Российской газете» в ведомстве, если раньше размеры прилегающих к соцобъектам территорий определяли органы местного самоуправления самостоятельно, то теперь законодатели предоставили правительству полномочия ввести единообразие в этом вопросе. Что это означает на практике? До 2012 года никто не запрещал торговать алкоголем вблизи детских садов, школ, вузов, больниц и поликлиник, спортивных объектов. Но затем, заботясь о здоровье населения, законодатели внесли поправки в 171 федеральный закон о госрегулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления алкоголя. И появились так называемые социальные радиусы — территории, внутри которых нельзя торговать алкоголем. При этом границы этих радиусов сейчас определяются региональными властями. Например, в Москве, как рассказали «РГ» в столичном департаменте торговли и услуг, магазин, торгующий алкоголем, нельзя размещать ближе 100 метров от соцобъекта. А кафе, где можно пропустить рюмочку, ближе 25 метров. В большинстве же регионов социальный радиус проходит в 50 метрах от образовательных, лечебных или спортивных заведений. И только в Якутии — одном из самых «пьющих» регионов — местные власти решили отнести магазины и кафе как можно дальше от школ и больниц — на 300 метров.

Сейчас Минпромторг предлагает прийти к единым для всех регионов нормам по размерам прилегающих территорий. Так, для детских садов, школ, объектов профессионального и высшего образования максимальный размер прилегающих территорий составит 50 метров, а для медицинских и спортивных учреждений вводится диапазон от 20 до 50 метров.

В Минпромторге объясняют такое решение заботой о торговом бизнесе. «Я всегда считал абсурдным введение социальных радиусов, — делится своим мнением директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя «ЦИФРРА» Вадим Дробиз. — Вот смотрите: до появления этих ограничений у нас в стране было 305 тысяч магазинов, имеющих лицензии на торговлю алкоголем плюс несколько сотен тысяч киосков, продающих пиво. Из киосков пиво вообще убрали, а магазинов с лицензиями на алкоголь осталось чуть более 200 тысяч. То есть  произошло сокращение торговли примерно на 35 процентов. Никто не спорит — о здоровье общества, и в особенности о здоровье подрастающего поколения, необходимо заботиться, но понимаете какая штука — вместо одной легальной точки по продаже спиртосодержащей продукции открывается три нелегальных. И кому от этого легче?» Данные о возрастании нелегальной торговли алкогольной продукции подтверждает и Минпромторг.

«На мой взгляд, следует бороться с нелегальной торговлей, а не отмерять метры, — добавляет муниципальный депутат, руководитель объединения предпринимателей «Деловые люди» Ольга Косец. — Сегодня местные власти, самостоятельно устанавливая ограничения по расстоянию от социальных до торговых объектов, оказывают влияние на конкуренцию. Иными словами, в местах с наивысшим трафиком магазины и кафе с алкоголем размещать нельзя. А без алкоголя малый бизнес не выживет».

Дробиз при этом замечает, что 30-35 процентов выручки несетевого магазина дает именно торговля алкоголем. «Как бы это цинично ни звучало, но с ее уходом магазины теряют покупателей и выручку, и в итоге вынуждены вообще закрываться, — уточняет он. — И после этого мы все негодуем: а куда же исчезают привычные магазины рядом с домом!» Не стоит забывать, что соцобъекты встроены в жизнь кварталов и рядом с ними находятся дома, жильцы которых не только учатся и лечатся, но еще и за покупками ходят. «Ну какая разница в скольких метрах от забора школы или больницы находится магазин или кафе с алкоголем — в 10 или в 100?  Детям все равно же не продадут алкоголь, а в больницы его нельзя приносить», —  рассуждает Дробиз. Действительно, как подтвердили «РГ» в одной из крупнейших столичных клиник — 67 горбольнице — существуют правила внутреннего распорядка, утверждаемые приказом главврача, по которым употребление алкоголя считается нарушением режима и может привести к выписке из стационара. Каждый пациент, поступающий в клинику, расписывается в том, что ознакомлен с этими правилами. Иными словами, пить в больнице — себе дороже, можно и без лечения остаться. Конечно, до подобных крайностей доходит редко, но, как рассказывают медики, случаи выписки за пьянство на больничной койке бывают. А в Европе, к примеру, даже за запах алкоголя пациенту могут отказать в оказании медицинской помощи.

Тем не менее, как считает декан Высшей школы маркетинга и развития бизнеса НИУ ВШЭ Татьяна Комиссарова, все-таки в близости магазинов и кафе с алкоголем кроется такая опасность, как демонстрация девиантного поведения и влияние его на детскую и подростковую психику.

«Ограничения на продажу алкоголя несовершеннолетним действуют только внутри торговой точки или предприятия общепита, — подчеркивает Комиссарова. — А за то, что происходит за пределами магазина или кафе, — это уже не зона ответственности продавцов и владельцев бизнеса. А у нас же как происходит? Антисоциальные личности начинают распивать только что купленную бутылку рядом с магазином. Могут и детям, и подросткам предложить. В свое время несколько раз ужесточали антитабачное законодательство, в результате чего появились «некурящие зоны» — вокруг тех же соцобъектов, общественных зданий, станций метро, на железнодорожных вокзалах и в аэропортах. Многие работодатели запретили курение в офисах. Нельзя курить в парках. Нарушителей штрафуют. Поэтому, если уж приближать алкоголь к социально-значимым объектам, давайте введем «непьющие территории» вокруг магазинов и кафе, где запрещается открытое распитие алкогольных напитков, и введем за это административное наказание».

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере «РГ»



Source: rg.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *